Site icon СЕРБСКИЕ ХРОНИКИ: Всё о Сербии

История одного ювелира

Солнце печет так, как будто на дворе не самые первые дни лета, а разгар июля. По этому поводу даже бывалые комшиа не решаются работать на солнцепеке, а это означает, что самые жаркие часы посвящаются неспешным беседам за чашечкой кофе где-нибудь в тени на террасе. Время идет полако, птички поют, чистый воздух обдувает, зеленые холмы радуют глаз, и беседа неведомыми путями перескакивает с предмета на предмет.

И вот зашла случайно речь об одном лозницком доме, который снаружи больше даже не на дом, а на церковь похож — на диво изукрашен, “прелеп”, как сказали бы сербы. Естественно, все этот дом знают, и хозяина его тоже. Местный златар, то бишь ювелир.

Но примечателен этот ювелир, как оказалось, не искусством своим ювелирным, а тем, что он — член Сербской радикальной партии, которую основал небезызвестный Воислав Шешель, которого в России знают из-за его Гаагского сидения, а также призывов с Москвой объединяться, а с Брюсселем — рвать. Любимец всяческих патриотов и русских националистов, одним словом. Но речь не про Шешеля.

И вот до поры до времени будущий златар был ничем не примечательным лозницким обывателем, но тут грянула война в Боснии, сделавшая врагами до этого мирно живших по соседству православных сербов и мусульман-бошняков. В Зворнике, приграничном городе на Дрине, куда от Лозницы езды от силы 30 минут, преобладало православное население, и в какой-то момент оттуда началось массовое бегство мусульман. В данном случае неважно, как и почему это случилось, а важно то, что наш сторонник Великой Сербии этим воспользовался и сумел вовремя скупить то, что беглецы в спешке распродавали перед отъездом. А несколько лет спустя, когда боснийский конфликт сменился косовским, будущий златар не менее удачно съездил в Косово, и на честно заработанные деньги основал в Лознице ювелирный магазин. Такая вот простая история.

Как говорится, кому война, а кому мать родна. Замечательная почва для радикализма: кто-то хочет продолжить начатое, кто-то завидует, что не успел, а кто-то откровенно боится за нажитое. За всех, конечно, говорить не приходится, и у любой идеи есть совершенно бескорыстные восторженные сторонники, однако именно у этих, материально заинтересованных, есть стимул, а часто и деньги, чтобы партию свою поддерживать. Одно только утешает, что здесь, в компактном обществе, где всем всё про всех известно, большинство это прекрасно понимает. То, чего так не хватает в России.

Exit mobile version